Добродушно

ПУТЕВОДИТЕЛЬ

Тэги проставлены, а забивать ссылки в пост мне лень :-)

Добродушно

И я себе тоже правила придумал

Часть предварительная.
1. Интернет - публичное место. Оскорбления и брань в публичном месте неприемлемы.
2. Не надо придумывать теорию о том, что в интернете можно все. Иначе взрослые дяди живо объяснят разницу между виртуальным трепом и реальным обыском на квартире. И доказательной базой сочтут то, что сочтут они, а не "продвинутые юзеры".
3. Стандарт общения устанавливается ДВУМЯ сторонами, и сниженные требования приемлемы только при взаимном согласии.
4. Поскольку ЖЖ считается частной страничкой, и содержание разговоров в нем - частным делом, надо убирать под замок сообщения с оскорбительными высказываниями (и никто не имеет права лезть туда с претензиями), а нецензурщину убирать под кат с предупреждением. На содержание комментов ограничение не распространяется.
5. Спамить оскорбления под разовыми никами - свинство. Этим оппонента загоняют в угол и заставляют занять непримиримую позицию. Но тут ничего не запретишь. 
Часть резолютивная. 
1.  Я человек спокойный и терпеливый, но меня тоже можно рассердить
2. Сам я знаю много разных слов, но настоятельно прошу здесь нецензурную брань не использовать.
3. При высказывании здесь оскорблений в адрес присутствующих или отсутствующих буду банить. 

Добродушно

(no subject)

Взрослый, умный и знающий эпоху человек всерьез рассуждает, как интересно было бы родиться в 1913-1915 гг. и оказаться в 1930-х, когда общество было подвижно, всё быстро менялось, лифты работали, и можно было из любого слоя общества быстро подняться реальными делами.
Действительно знающий и знакомый с массовыми источниками. Не русофоб и не карикатурный сталинист с благоглупостями про заговоры генералов и сталинские кооперативы.

Что тут можно сказать...
Общество 30-х, конечно, было очень подвижным. А почему? Потому что общество 1910-х было превращено в кисель революционным взрывом и последующими социальными чистками. Кто был кем-то - стал никем, кто был никем - так и остался никем, но уже в новых условиях. Новая общественная структура только формировалась, прежде чем снова застыть и вырастить социальные перегородки. Именно поэтому был возможен быстрый подъем из низов на большие высоты.
Какие были оборотные стороны у такого подъема?

Первая и главная: был сознательно воздвигнут труднопроходимый (хотя и проницаемый при известной сноровке и умении просачиваться через дыры) барьер перед представителями прежних социальных элит.
"Бывшим" (а понятие это было достаточно широким и включало не только собственно "бывших", но и их детей) разрешалось платить налоги, но не разрешалось многое другое. В частности - получать высшее образование и занимать ответственные должности.
Разумеется, в обстановке нехватки кадров "бывшие" на ответственные должности назначались, но именно они при неизбежных для социалистической экономики провалах имели шанс быть назначенными в виноватые. В конце 1920-х - 1930-х гг. прошло несколько кампаний чистки, в ходе которых старые специалисты старательно вычищались и заменялись на кадры правильного происхождения. Следовали аварии и провалы, в которых тоже оказывались виноватыми "бывшие".
В 1936 г. недобитых представителей прежних социальных элит торжественно уравняли в правах с прочим населением - и тут же провели направленную против них кампанию массового террора, в ходе которой только убито было около 700 тыс. человек. Прекратилось это только в хрущевское время, когда общество изменилось в корне.
Мои дед и бабушка по отцовской линии - из числа тех, кто проскочил через сито и благополучно сделал карьеру в советской системе.

Вторая: если барьер для "бывших" (то есть образованных) был, то барьера против необразованных не было.
Наверх мог попасть если не любой проходимец, то случайный человек - точно. Заместитель народного комиссара угольной промышленности Стаханов не даст соврать. Или конструктор Сильванский. Или начальник разведотдела Карельского фронта Поветкин.
По той же самой причине: кто был кем-то - стал никем, по мере строительства социализма идет бурный рост административного аппарата, и он наполняется кем придется. Людьми малообразованными, но политически верными и амбициозными, готовыми лезть наверх, расталкивая всех железными локтями.
Эти люди, разумеется, тоже были подвержены случайностям 1930-х: часто они шли наверх пристяжными кого-то влиятельного, и удар по нему автоматически переводил их контакт из выгодного знакомства во вражескую связь.
Далеко не у всякого было конское здоровье, позволяющее пережить посадку и начать все заново.

Третья сторона мобильности 1930-х: она касалась не всех. Степень свободы лишенного паспорта и вместе с ним права постоянного проживания в городе колхозника последовательно ограничивалась в течение 1930-1950-х гг., пока новое крепостное право не отменили уже при Хрущеве.
Выбраться из деревни, разумеется, было возможно. И дыры в системе существовали (а их постепенно залатывали постановлениями о сыске и возврате беглых, судебными и внесудебными репрессиями за неотработку барщины, натуральным оброком и налогами на вмененный доход), и по оргнабору можно было перебраться на стройку, завод или шахту, и учиться можно было поехать. Проблема в том, что председатель справку для поездки выдавать каждому желающему не был обязан.
Норма отработки на колхозном поле - как на барщине, и на трудодни деньги получались смешные, и собственный участок максимально урезан, зато обязательная натуральная поставка и вмененный налог - высокие.
Все вместе это означало низкие денежные доходы. А поскольку под конец 1930-х советская власть ограничила бесплатное образование семилеткой, то это означало, что дети колхозника будут колхозниками. Если не пролезут через дырявое сталинское сито.
А оставаться в деревне в 1930-х было не очень весело. Начались они для крестьян с коллективизации и комбедов, то есть второго тура гражданской войны в деревне. Для представителя сельской элиты (и не только элиты) это часто означало концлагерь и голодную смерть семьи, а для оставшихся - голод. В разных районах было по-разному, черноземные пострадали сильнее всего.
Слово "голодомор" я услышал в детстве от бабушки по материнской линии.

Ну и еще один момент.
Часто говорят, что в 1990-х не было террора советской власти, а был бандитский террор, который мог коснуться каждого. Что тут можно сказать.
Во-первых, уголовники в 1930-х вполне неплохо себя чувствовали. В отличие от потенциальной оппозиции, с социально-близкими борьба велась спустя рукава, как раз в это время сложились их сетевая структура, иерархия и этика. "Этап на север - срока огромные" и "сучьи войны" - это уже после войны.
Во-вторых, несколько странно ставить преступность и государство на одну доску. Это я могу с полным основанием сравнивать поведение советской власти сталинского времени с поведением маньяка-массшутера, который пытается кровопролитием доказать миру свою состоятельность. Мне можно, я не совкофил. А любителям "взвешенного подхода" надо стоять на почве советской конституции.
Добродушно

(no subject)

(меланхолически)

Лоусонс гораздо лучше, чем Хайгарден.

"Для тех, кто понимает"

Добродушно

(no subject)

Само понятие "социальный лифт" означает? что человек возносится из низов общества на верхние этажи, минуя промежуточные ступеньки, на которых приобретается социальный опыт и осваивается необходимый для этого уровня культурный минимум.

В общем, ничего хорошего
Добродушно

(no subject)

"Современное искусство" не зря так пропагандируется и привлекает большие деньги.
Это не только бизнес, но и шибболет для допущенных к пониманию его социальной значимости.

Элитное: невкусно, но все едят; надо себя заставить; да и с майонезом вроде бы не так противно.
Добродушно

(no subject)

Леваки радостно обсуждают, что ну хоть Гумилева-то расстреляли за дело, а не как обычно случалось с русскими интеллигентами.

А ещё за дело повесили Зою Космодемьянскую. Её тоже взяли с поличным, и она тоже пыталась свергнуть установленную власть. И народ власть тоже поддерживал - её местные бабы перед виселицей бить пытались.
А уж какую кучу народа немцы по делу в Белоруссии перевешали - и не сосчитать.