December 31st, 2006

Добродушно

Коммунистическое

Весьма характерна судьба иностранных коммунистических партий после гибели СССР. 
Те, кто послушно изгибался вслед за генеральной линией международного коммунистического движения, осуждал пекинских расколькников, выступал против авантюристической тактики леваков и ревизионизма еврокоммунистов в итоге оказались в глубоком коллапсе. 
А вот те, кто ругался с Советским Союзом, воспринимал идеи маоизма, создавал  вместе с троцкистами нелегальные вооруженные формирования - и сейчас представляют собой реальную политическую силу в своих странах. 
Характерный пример: бразильская компартия "генеральной  линии" впала в ничтожество и рассосалась. А "маоистская" компартия Бразилии живет и процветает, сотрудничает с Лулой. 
И это понятно.  "Маоизм"  представлял интерес как теория революционной борьбы в новых условиях, своего рода шагом вперед по сравнению с ленинизмом. Он фактически отказывался от диктатуры революционного пролетариата - но коммунистов интересовала не гегемония рабочего класса как таковая, а возможность включить в борьбу максимально более широкие народные массы.   
А в массах была популярна идея вооруженного сопротивления правым режимам.  Люди вообще не любят сапогом в лицо, особенно если это сапог латиноамериканских военных - вооруженного крыла политических элит классического либерального толка.  Вооруженные организации создавали троцкисты, некоммунистические социалисты разного толка, националисты и даже католики. 
И это вовсе не было результатом  только кубинского примера.
Например, Коммунистическая партия Колумбии начала вооруженную борьбу еще в 1948 г., когда коммунисты и либералы во время развязанной ультраправыми гражданской войны совместно создали революционные формирования. В 1953 г. они не приняли амнистию от диктатуры Пинильи Рохаса и продолжили борьбу. 
Революционные вооруженные силы (FARC) появились без всяких рейдов Че Гевары, на собственной почве и хоршо прижилась. Партия пережила свой раскол с маоистами, но выработала собственную теорию революционной борьбы, а не пересказывала советскую догматику. Поэтому сейчас колумбийские коммунисты  - вооруженная оппозиция правому режиму, наряду с вооруженными католиками и маоистами. 
Сальвадорские коммунисты колебались вместе с генеральной линией в 1960-х гг. и доколебались до того, что гражданская война началась без их участия, силами троцкистов и левых социалистов, а часть партии (во главе с генеральным секретарем) откололась и создала партизанскую организацию. А через несколько лет коммунисты и сами присоединились к восстанию.
Аргентинская Революционная армия народа (ERP) также возникла на местной почве как вооруженнное крыло коммунистической партии - только не "генеральной линии", а  троцкистов. В 1970-х гг. их разгромили военным путем. И что же? Участвуют в политической жизни и имеют больший вес, чем осторожные приверженцы  просоветской компартии. 

К чему я это все под Новый Год? 
А  вот к чему.  В России правит чисто правый либерально-консервативный режим, который не понимает никакого языка, кроме  языка силы. Его легитимность (и внутренняя, и внешняя) достаточно условна, и при серьезном давлении слева он непременно пойдет на уступки. . 
Единственная проблема состоитв том, что в российской политике левых нет. 
Есть глубоко дискредитированные и маргинальные демократы -  левые радикалы западнического толка.  
Есть очень специфические сектантские организации, исповедующие (иначе не скажешь)  марксизм-ленинизм. 
Есть социал-консервативная КПРФ, партия сталинского идейного наследия. Она по сути своей не левая организация.
А вот массовых организаций социалистического толка нет  -  нет теории понимания ситуации, нет идей и лозунгов. 
И это - не удивляет