December 28th, 2015

Добродушно

(no subject)

Мы, русские - жестокие.
Не в смысле изобретательности - для нас рассказы про издевательства и мучительства от бандеровцев и басмачей всегда были примером исключительной бесчеловечности.
Не в смысле низкого порога - для нас есть существенная разница между "дать по морде" и "осознанно убить", в этом смысле существует устойчивое представление о низком пороге для угро-финских народов.
Даже не в смысле бездушного формализма в выборе критерия "кого убивать" - сталинский террор как раз и запомнился иррациональной бестолковостью.
Просто существует грань, после которой человека гораздо проще расстрелять, чем разбираться досконально. Досконально потом историк разберется по сохранившимся источникам. потом можно будет пожалеть и раскаяться в скоропалительной жестокости.
А сейчас - вывести в коридор и шлепнуть. - За что? ведь все было по закону и в рамках полномочий? В том-то и дело, что все было по закону. Но для того, чтобы разгрести как-то последствия, надо сначала расстрелять авторов.
Так гораздо проще.
Есть такой момент в русском национальном характере, есть.