July 26th, 2016

Добродушно

(no subject)

Некий офицер и член Общественной палаты посоветовал женщинам не сопротивляться при изнасиловании, потому что отвертка в бок - это перебор.
Тут сразу много чего можно сказать. Если отшелушить грубости, то примерно следующее.

1. Разумеется, мужчина в среднем сильнее, чем женщина. Мужчина насильник - еще и уверен, что может положиться на свою силу, а гормоны его подталкивают.
Чтобы гарантированно его остановить - надо причинить тяжкое телесное повреждение, потенциально опасное для жизни. "Отвертка в бок" - вполне адекватное поставленной цели средство.
Здесь нет ничего общего с известной историей Мирзаева. От подготовленного бойца-рукопашника правомерно требовать дозированного применения силы. От подвергшейся нападению женщины - нет.
Если офицер этого не понимает - он идиот, который позорит своей персоной надетые на него погоны.

2. Действующее определение Верховного Суда не требует от обороняющегося точно и адекватно оценивать степень угрозы для своей жизни. Достаточно того, что противник превосходит силой, агрессивен и обозначил свои намерения.
Да, правоприменительная практика бывает разная, и гарантий нет. И при нападении насильника тоже гарантий нет: жертва может "просто" перенести унижение от насильственного полового акта (это тяжелейшая психологическая травма), а может получить увечья, быть заражена ВИЧ (то есть убита с отсрочкой), или убита на месте.
"Отвертка в бок" - гарантия, что замысел насильника не будет доведен до конца.

3. И самое главное.
Вот у нас есть проблема: неадекватная правоприменительная практика, которая лишает женщину возможности защититься при нападении.
Как должен отнестись к этой ситуации общественный деятель, представляющий офицерский корпус (этот господин председательствует в некоем "Союзе офицеров") и входящий в совещательный орган при главе государства?
Очевидно - ставить вопрос о совершенствовании нормативной базы и правильной ориентации правоохранителей и судей в данной проблеме. Но товарищ офицер предлагает расслабиться и думать о воспитании детей.
Ни гражданской позиции, ни мужской ответственности, ни офицерской чести.