Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Добродушно

ПУТЕВОДИТЕЛЬ

Тэги проставлены, а забивать ссылки в пост мне лень :-)

Добродушно

(no subject)

Когда-то давным-давно в детстве я читал книжку Эдуарда Успенского о путешествии по реке. Не задело совершенно.
Также меня не задели "Денискины рассказы" Драгунского.

Носов шел на ура - и "Незнайка", и "Витя Малеев".
Цикл Волкова про подземных королей и прочего Страшилу - тоже (а про Баума я тогда и не слыхал).
Карлсон тоже был замечательный.
Кассиль с Катаевым были интересны - но это и чтение не совсем детское, скорее автобиографическая проза.
Очень впечатлила "Повесть о дружбе и недружбе", хотя фамилия авторов мне тогда ничего не сказала - и славно, что не сказала.
А закончилось мое детское чтение "Хранителями" Толкина - и это было уже на границе детства.

К тому времени я читал Гомера и Плутарха, и советская детская литература в целом осталась в прошлом.

Не было в моем детстве великих детских писателей Успенского и Драгунского.
Не советский я человек, видимо


Upd
Успенский здорового человека
Успенский здорового человека l_v_uspenskij_slovo_o_slovakh
Добродушно

(no subject)

"самыми расистскими установками «на районе» неожиданно характеризуются… русские женщины как раз на детских площадках. Причем эти установки у них сильнее и устойчивее, чем у их мужей! Дело в то, что мужчины так или иначе постоянно вынуждены общаться с мигрантами, а общение — ключ к пониманию и снижению уровня враждебности и стереотипности мышления. Тогда как немигрантским мамам общаться с мигрантскими — необязательно, из-за чего между ними возникает стена неприятия, пусть даже физически они сосуществуют в одном пространстве детской площадки. Иногда конфликты в песочницах они склонны интерпретировать как межэтнические. Якобы мигранты специально подзуживают своих детей, чтобы они русских детей совочками по головам били. Такая ситуация, конечно же, совершенно не способствует тому, чтобы мигрантки учили русский язык" - учит старший научный сотрудник в РАНХиГС при Президенте РФ и руководитель Группы исследований миграции и этничности Евгений Варшавер.

Вообще в этой ситуации полезно поставить себя на место мамы на детской площадке и посмотреть на ситуацию ее глазами. У меня такой опыт имеется, причем как в нулевых, так и в десятых.

Вот оградка - ее опять покрасили мерзкой невысыхающей краской какие-то пролетарии смуглого вида, не владеющие русским языком.
Вот тут же на краю детской площадки - спортивные снаряды (простенькие - брусья, перекладины), на них качаются крепкие мускулистые парни совсем не русского вида и поведения. Да, они уступят место детям, они подстрахуют ребенка - но самим своим присутствием отпугивают.
Вот на детской площадке играют совсем маленькие дети - 3-6 лет. И при любом конфликте со слезами и рукоприкладством в песочнице мама не знает, почему он повернул именно в такое русло: она учит детей не создавать конфликты. А чему учат мальчиков и девочек вон те мамы ближне- и средневосточной внешности? Неизвестно.

Эти люди выглядят и ведут себя как чужие, и их воспринимают как чужаков, от которых непонятно чего ожидать. Вне зависимости от их реальных намерений. И правильно вообще-то делают: именно южные мигранты дают мощную волну криминала, именно из их среды появляются няни, которые режут детям головы, их молодежь хулиганит и провоцирует конфликты, они, в конце концов - мусульмане. А где ислам - там терроризм.
Вот такая у них репутация, сами создавали.

Что еще интереснее, мимо старшего научного сотрудника как-то прошло то обстоятельство, что на практике быстрее всех вливаются в городской образ жизни не молодые мужчины, а девушки.
Потому что при прочих равных (образование, семейное воспитание) девушка быстро осознает, насколько положение женщины в русской городской культуре отличается от традиционного кавказско-среднеазиатского быта. Отличить студентку с Кавказа можно разве что по обильной косметике и украшениям - ведет она себя в точности так же, как окружающие русские.
С молодыми мужчинами ситуация совершенно другая. Если юноша один - он вполне вписывается в предлагаемые ему рамки поведения. Но стоит им оказаться хотя бы вдвоем - начинают демонстрировать друг другу личную крутость, очень часто - демонстративным нарушением принятых по умолчанию норм поведения. Мужчина изначально поставлен в положение хранителя традиций - хотя родители как раз и уехали из этого традиционного мира, чтобы войти в другую жизнь. И этой новой жизни до горско-среднеазиатских традиций дела нет.

Поэтому предубеждение и настороженность были и будут - пока приехавшие в Россию миллионы не уедут, или их дети не примут сознательное решение раствориться в русском обществе.
Добродушно

(no subject)

Родителей также попросили уточнить, как именно им бы хотелось, чтобы их ребенок одевался в школу. Мнения разделились: 43% высказались за «белый верх/тёмный низ» или «деловой стиль», а 33% хотят видеть своих детей в стандартной школьной форме. Более половины (54%) опрошенных мам и пап считают, что форма дисциплинирует и помогает не отвлекаться, а 38% отметили, что одинаковая одежда сглаживает видимую разницу в семейных достатках.

В мои времена куртки из смеси шерсти и вискозы были жаркими для помещения, а брюки - откровенно холодными зимой и жаркими теплой весной. Опять же - впитывающая влагу вискозная подкладка.
Сам я где-то с 7-го класса зимой носил джинсы советского пошива (Верейская швейная фабрика, которая при рынке померла), а весной - тонкие легкие штаны из магазина рабочей одежды. про цвету подходили, а большего с нас не требовали. И помимо летних месяцев из школьной формы не вылезал - просто не видел смысла надевать что-то другое.

Сейчас значительная часть критики самой идеи школьной формы происходит от опасения, что детей заставят одеваться в какое-нибудь неудобное, но страшно патетическое по внешности одеяние.
Тут, разумеется, найдется место и бредовым изыскам модельеров (кто из них умеет проектировать детскую одежду?), и жутковатым офисным костюмчикам (в нашей школе принято так!), и синтетическому говнецу (государство уже оплатило часть стоимости; жрите, твари неблагодарные).

Между тем, учащиеся русских средних учебных заведений носили рубаху свободного кроя (по тем временам - откровенный casual, как сейчас джинсы и трикотажная рубаха), а понтовые мундиры были зарезервированы для старших классов гимназии.

гимназист
Добродушно

(no subject)


И многое другое такого же рода

"У каждой аварии есть фамилия, имя и отчество", как говорил один советский деятель.

Кто-то эту шизофрению спроектировал. Кто-то - пропустил через конкурс как удовлетворительное решение. Кто-то - утвердил к применению в Москве и городах области.

И эти "кто-то" - все сплошь с высшим образованием и при богатом жизненном опыте.
Они прекрасно должны понимать, что оформление фасадов многоквартирных жилых домов должно отличаться от интерьеров детского сада. Что веселенькая игровая атмосфера уместна только там, где ставится цель веселить детей.
Что крупные яркие пятна раздражают и вызывают тревогу.
Что дополнительный цвет в окраске фасадов в норме сводится к повторяющимся орнаментам или подчеркивающим регулярное членение фасада линиям - балконам, окнам, карнизам и т.д.

Наконец, что московский городской ансамбль - это сочетание розово-кирпичных, серо-кирпичных, светло-серых и желтых зданий.

При ближайшем рассмотрении - вот так окажется



Так какая сука это утвердила к застройке?
Добродушно

(no subject)

1. Катастрофы случаются.
Но вот какая особенность - сама идеология современных торговых центров способствует тому, чтобы катастрофы происходили с большим количеством жертв.
Стены без окон - чтобы максимально использовать площади (и сэкономить на стоимости строительства и эксплуатации). Расположение проходов - чтобы максимально задерживать поток посетителей внутри (а они еще куда-нибудь ткнутся в этом лабиринте и еще что-нибудь купят). Минимум эскалаторов - по тем же причинам. Я вот периодически захожу в ТЦ "Пятая авеню" на ул. Бирюзова - лестницу самостоятельно найти нельзя, только пара эскалаторов.
Свет погаснет, появится дым с пламенем - и все, спасения нет.

2. В особенности опасно существование в таких зданиях детских зон.
Т.е. то, что они есть как таковые, и родители оставляют там детей, чтобы пройти по торговым точкам в одиночку - это нормально. По сути это ничем не отличается от попросить хорошо знакомую соседку присмотреть за детьми во дворе, пока мать на рынок съездит - лет 30+ назад такое еще вполне практиковалось, пока мегаполис не взял свое.
Но такие "детохранилища" должны соответствовать нормальным требованиям к детским учреждениям. Сертификация помещений, педагоги с правом работы и т.д. Кстати, на моей памяти не так давно уволили воспитательницу, которая на несколько минут вышла из помещения и оставила детей без присмотра.

3. Родственники погибших никому ничего не обязаны.
В особенности - быть объективными и корректными в отношении властей, которые разрешили построить и эксплуатировать сгоревшее здание, выдали лицензии охранникам, проверили соблюдение норм безопасности и т.д. и т.п.
Несколько лет назад в Санкт-Петербурге гремел скандал из-за выселения детской онкологии из центра города на окраину. "За" и "против" были разные рациональные соображения ("против" скорее перевешивают), но причиной было вселение в СПб Конституционного суда, которому понадобилось место под собственную поликлинику. И был знатный патриотический "однакер", который складно объяснял в ЖЖ, что все это спровоцировано врагами, и на самом деле протесты напуганных и возмущенных родителей - вылазка врагов независимого курса Господина Дракона.
Собственно, на этом для меня официоз кончился, и полет стерха просто стал вишенкой на законченной композиции.

4. А вот власти - обязаны.
Обязаны соблюдать правила общественного приличия - даже если внутренне считают их отжившим хламом.
Обязаны демонстрировать уважение к избирателям - даже если считают их быдлом.
Обязаны всегда быть застегнутыми на все пуговицы.
И весь цинизм - за закрытыми дверями.
Добродушно

(no subject)

Граждане спрашивают, почему нужно непременно выжечь напалмом прекрасную школу с ее замечательными традициями.

Спрашиваете - отвечаем.
Потому что
"Я закончила школу год назад, и, к своему несчастью, в последних классах знала все, о чем сейчас пишут и говорят, и многое из того, о чем говорить не станут. Для меня это никогда не было просто сплетнями, я знала наверняка. И самое страшное, что мне тогда не казалось это чем-то неправильным, мне просто было все равно, как было все равно ученикам, которые знали, учителям, которые говорят, что не знали, нам всем. Потому что на первом уроке в 9ом классе нам сказали, и продолжали повторять, что мы особенные, лучше, умнее, чем все остальные, а значит, нам можно немножко больше. Нам давали понять, прямо или косвенно, что мы не совсем дети, а уже немножко взрослые.
Потому что
"поступив в институт, я как-то сразу начала общаться именно с выпускниками 2-й, 57-й, 91-й, и 18 интерната, моего года выпуска (1985) или чуть старше. И, опять-таки, не знаю, почему, эти дети (а нам тогда, между прочим, было еще по семнадцать в основном, а некоторым вундеркиндам даже и того меньше), довольно быстро и довольно подробно стали мне рассказывать какие-то совершенно дикие, ну, на мой деревенский вкус, истории, которые происходили в их невероятно крутых школах. Забавно, что все они очень смешно и важно, ну, опять-таки, на мой взгляд, кичились своей принадлежностью к высшей касте, и рассказы их носили "шикарный", высокомерно-богемный, оттенок "настоящей жизни" и вседозволенности. Повторю: я сама тогда была совершенное, хотя и довольно наглое, дитя, и легко принимала на веру и факты, и интонацию... И слушала их практически открыв рот, хотя изо всех сил старалась делать вид "нуачотакого". Ну, подумаешь, студенты-выпускники продолжали ходить в свои школы чтобы снять там себе девочку или мальчика. Ну, подумаешь, выпускницы универа ходили в школу и дефлорировали там старшеклассников. Конечно, у нас в деревне такого веселья не было, куда нам... Но не могла же я прямо так о этом сказать, это было бы не круто :). А матшкольники рассказывали все это так ярко, залихватски, и с бравадой, что было совершенно ясно: они сами в большом восторге от себя, и, собственно, только так и надо жить настоящим людям. Еще раз хочу сказать: эти дети были правда совершенно прекрасны... То есть, я к чему: несмотря на некоторое высокомерие и кашу в голове, это, действительно, были совершенно чудные, добрые, умные и интересные дети.
И вот довольно быстро, буквально через год-другой, когда эти люди привыкли ко мне, некоторые из них начали рассказывать мне совсем другие истории. Все они были связаны, как вы понимаете, или с 57-й школой, или с одним очень известным учителем, который кочевал между. Истории эти были совсем другими по тону. Собственно, это были очень пугающие, болезненные, полные унижения и чувства детского бессилия истории про насилие, которыми подвергались сами рассказчики или их близкие друзья. Почему они рассказывали это мне - я не знаю. Я не задавала себе этого вопроса. Мне казалось, мне просто рассказывают то, что и так все знают. Типа, чтобы я тоже была в курсе, раз я теперь почти своя.
Дорогие товарищи, я хорошо помню кампанию против спецшкол в середине 1980-х гг.
Мы у себя в 57-й школе здорового человека читали статьи в центральных газетах и удивлялись накалу критики. О каких извращениях идет речь? О какой вседозволенности? Где тут мажоры на папиных "Волгах", фарцующие прямо в коридорах и ни в грош не ставящие учителей?
Нет, мы были в курсе. что спецшколы "с углубленным изучением немецкого языка"  котируются ниже "английских" спецшкол, в которых учатся дети сильно более высокопоставленных родителей, чем населяющие окрестности Октябрьского поля ИТР.
Но советские языковые спецшколы по сути отличались от нормальных только объемом преподавания языка (мне хватило на поступление на истфак в 1989 г., но этого было совершенно недостаточно для чтения научной литературы) и тем, что помимо детей "с района" в них запихивали детей всего окрестного начальства (у нас в 1 "Б" в 1977 г. было 42 человека, заканчивали в 1987 г. - меньше 30 чел.). Все остальное было на общих основаниях: партийная, комсомольская и пионерская организация, дисциплина на уровках (это у кого как удавалось, на математике стояла тишина, на химии - на головах ходили), естественная дистанция между взрослыми учителями и школьниками-подростками, вызовы родителей в школу, неизбежные детские конфликты, смягчившиеся по мере взросления и сменившиеся проблемами пубертатного буйства.
Мы и подумать не могли, что в физматшколах взращивают особую породу сверхчеловеков, неспособных увидеть очевидное.
Когда подросток видит рядом с собой грязь, но отторгает ее и вырабатывает (либо принимает извне) свой собственный свод правил взаимодействия с этой грязью - это явление очень распространенное, так жила и живет вся страна.
Когда подросток не видит грязи рядом с собой - это вполне возможно; нередко и взрослый человек неспособен вместить, что не входит в круг его представлений о допустимом. Я вот много чего не понимал об изнанке советского общества, пока не оказался в стройбате.
А вот когда подросток видит рядом с собой грязь, но при этом сами же запачканные люди его учат возвышенному - он превращается или в циника или социального шизофреника, у которого постоянно сбоит представление о норме.

Именно такоим было позднесоветское общество, которое вынуждено было вмещать советские мифы с реальной социальной практикой того самого начальства, которое эти мифы насаждало. Прошла четверть века - а людей до сих пор корежит, даже православные священники-сталинисты появились.

Вот и здесь будет также. Пройдут годы, и какая-нибудь кликуша будет повторять: при Менделевиче зря никого не ебали, а Меерсон был прекрасный учитель.

И все бы ничего - но ведь дети же.


Добродушно

(no subject)

Патриотические патриоты осуждают некий танцевальный номер, в котором любовь сначала пробуждает в немецком офицере человека, а потом девушку убивают, и он возвращается в природное состояние нациста.
Это рассматривается как раскрытие окна Овертона, намеренное очеловечивание врага и осквернение Великой Победы.

Тут надобно сказать следующее.
1. Номер - плохой, режиссер с художественной задачей не справился. Почему - долгая история.
2. Для советской литературы и советского кинематографа было совершенно нехарактерно представление немецких солдат и офицеров прирожденным зверьем - там, где их показывали не в режиме "прошли по полю и дострелили раненых", а крупным планом, все они - вполне люди.
Как пример можно привести вот этого персонажа
Если мы обратимся к литературной основе, то прочитаем следующее:
"Гельмут Кальдер ... честно воевал с сорокового года". В 1940 году эсэсовец - это доброволец и убежденный нацист.
"Он знал, что воюет за свою родину, за жизнь матери, трех братьев и сестры. Он верил в то, что воюет за будущее Германии против неполноценных славян, которые захватили огромные земли, не умея их обрабатывать; против англичан и французов, которые продались заокеанской плутократии; против евреев, которые угнетают простой народ, спекулируя на несчастьях людей. Он считал, что гений фюрера будет сиять в веках.
Так было до осени сорок первого года, когда они шли с песнями по миру и пьяный воздух победы делал его и всех его товарищей по танковым частям СС веселыми, добродушными гуляками
". Эсэсовец-танкист в 1941 году - это дивизии "Тотенкопф" или "Дас Райх", сформированные из охраны концентрационных лагерей и оперативных частей СС, "внутригерманской полицейской армии", как выражался Гитлер.
Это отборный, проверенный нацист, не зря его привлекают к работе с гестаповцами.
"Когда его взводу первый раз приказали расстрелять сорок заложников возле Смоленска — там пустили под откос эшелон, — Гельмут запил: перед ними стояли женщины с детьми и старики. Женщины прижимали детей к груди, закрывали им глаза и просили, чтобы их поскорее убили.
Он тогда по-настоящему запил; многие его товарищи тоже молча тянули водку, и никто не рассказывал смешных анекдотов, и никто не играл на аккордеонах. А потом они снова ушли в бой, и ярость схваток с русскими вытеснила воспоминания о том кошмаре
".
Нормальный эсэсовец, умеет преодолеть душевные терзания: война есть война, война на Востоке - война идеологическая, мы или они, тут не до сантиментов. .

А потом перестрелял гестаповцев и фактически пожертвовал собой, спасая чужого ребенка.

кальдер
Добродушно

(no subject)

"Будучи школьницей, верила, что я кыргызка. Как же иначе, ведь живу в Кыргызстане
...В течение всего пути молодые ребята пытались понять, почему я живу в Кыргызстане, но при этом не знаю кыргызского и не отношу себя к титульной нации. Кроме того, они были уверены, что я искусно разделываю барана, умело собираю юрту и знаю всех родственников до седьмого колена. Я больше не хочу разочаровывать гостей столицы.
Я не планирую становиться золотой келинкой, но со знанием кыргызского языка у меня появится конкурентное преимущество в борьбе за сердца отечественных джигитов. Приятно ведь, наверное, когда о теплых и нежных чувствах шепчут на ушко на родном и близком сердцу языке?
" - пишет девушка Катя Михайлова, которая "мечтает о жизни в юрте на Елисейских полях с кыргызским джигитом"

Совершенно уверен, что девушка делает все правильно. Непонятно только, почему она пишет о себе "Я — русская девушка Катя". Она и есть кыргызка, стыдно кыргызке не знать кыргызского языка, на базаре торговаться невозможно.
Добродушно

Спустя полгода

Синицын
Разумеется, тогда легко было демонстрировать патриотическую браваду - это ничем не грозило на практике.
Как он там сейчас, этот бывший русский? Сейчас, когда по его Горловке уже успела отстреляться украинская артиллерия, а его сограждане - вдоволь поиздеваться над фотографиями убитых женщин и детей?
Окончательно стал украинцем, вступил в тербат и убивает своих земляков? Сидит у мамы на кухне? Или в нем проснулось что-то от русского человека?