?

Log in

No account? Create an account

Категория: кино

"С майонезом".

Что отечественные киноделы сляпали поделку - неудивительно. От них странно ждать хорошей работы в любом жанре, тем более - батальном фильме на материале Второй мировой войны. Даже на сниженно-приключенческом уровне.
Советские художественные решения в основном неприменимы, советская эстетика, сюжетные ходы и типажи остались в советской эпохе.
Создавать их заново - это надо рожать собственный киноязык. Если основная задача режиссера с продюсером - получить и правильно израсходовать финансирование от Хреначечной, о серьезной работе в принципе речи быть не может.

Удивительно другое: оправдательный дискурс предлагает понимать это как "танковый вестерн". Между тем, вестерн - это не синоним фильма с ходульными персонажами, штампованными сюжетными ходами и стрельбой.
Вестерн - это художественное произведение на материале американского фронтира конца 18 - начала 20 веков.
Там будет противостояние и преодоление, будет мужской (и женский) характер, с большой вероятностью будет стрельба и (необязательно) счастливый финал. Это может быть и история про похождения симпатичных разбойников, и история про противостояние честных тружеников этим совсем не симпатичным разбойникам, и столкновение простого человека с сильными мира сего. Вестерн - это американский эпос.

В известном смысле таким эпосом для России стал массив литературы и кинопродукции про Великую Отечественную войну - особенно в силу катастрофического для русской культуры разрыва историко-литературной традиции в 1920-1930-х гг.

В современных вестернах киноделы перестали показывать Америку 19 века - там находится место и для негра - помощника шерифа, и для негра-полковника, и для телки-ганфайтера. Социальные реалии размыты до невозможного. Что неудивительно: единственный социальный слой, над которым в американской культуре можно безнаказанно издеваться - это те самые белые мужчины с фронтира.
В принципе то же самое делают и киноделы отечественные, старательно заменяющие типовые ситуации на казусные, а социальные типажи - на карикатуру.

Тут вспомнили про советского актера Кикабидзе (который опять как-то не так высказался) и снова говорят о том, что Грузия (и шире - Закавказье) были советским Средиземноморьем (солнце, море, вино, красавицы, горы, мудрые старики), а теперь мы можем ездить в Италию, и это все стало не нужно.

Так вот, Закавказье было советским Левантом - кусочком Ближнего Востока.
Что знал советский русский про кавказцев?
1. "Там нет советской власти". Клановая система, все схвачено, все продается и покупается, фантастические суммы взяток - и местные этим бравируют.
2. "Жулье". Работают кое-как, все разворовывается, летом заводы встают - все на своих частных огородах. Дантисты, ювелиры, советская торговля, жуликоватые спекулянты на рынке.
3. "Кавказская пленница". Демонстративный патриархат в семье и внутриэтническая брачная эндогамия. Русские в семье - чужие люди. Покупка невест, кровная месть и прочие "пережитки обычаев", которые только сильно со стороны кажутся милой экзотикой.
4. "Пошел в баню, заодно и помылся". Вишенка на тортике - открытое мужеложство. Помните, был такой фильм "Не бойся, я с тобой". Там за актера девушку отдавать не хотят. А почему?

А советским Средиземноморьем были Одесса и Крым.
Замечательно смотреть, как записные патриоты и охранители слились с либералами-западниками в защите снятого на казенные деньги прокатного удостоверения на произведение режиссера Учителя.

Безотносительно интеллектуальных качеств Н.В. Поклонской и целей людей, которые санкционировали кампанию - а чем это отличается от их собственной деятельности?
Вот они ругают коллаборационистов - и неизвестные вандалы разбивают мемориальную плиту русским коллаборантам на Соколе. Аплодисменты, крики "так и надо".
Вот они ругают Маннергейма - и неизвестные вандалы обливают краской мемориальную доску в Санкт-Петербурге. Аплодисменты, крики "так и надо", советы на будущее.
Вандализм? Вандализм. Нарушение права граждан лицезреть памятные знаки? Безусловно. В последнем случае еще и по бюджету ударили - можно про терроризм вспомнить.
Еще, помню, охранители злорадно аплодировали, когда в Латынину летели первые помидоры, и возмущались, когда лощеный Михалков с оттяжкой бил такого помидорометателя.
Когда убили Старовойтову, я за сетевыми публикациями не следил, у меня тогда интернета не было. Но вот реакцию охранительского сегмента на убийство Политковской помню. Не гневались и не требовали срочно найти и наказать. Или гневались и требовали? Если найдется такая публикация - я готов признать свою неправоту. И по поводу Немцова тоже не горевали.

Какую цель преследовали все эти незаконные акции?
1. Лишить оппонента возможности публично пропагандировать свои взгляды.
2. По возможности запугать оппонента.
3. Утвердить за собой право на публичное безнаказанное насилие.

А теперь это право утверждают за собой какие-то непонятные анонимы, взгляды которых явно не совпадают со взглядами охранителей. Говорят, этих анонимов "инициировала" (покусала, что ли?) Поклонская. А кто покусал помидорометателей, обливателей краской и зеленкой?
Говорят, что плохие христианские фундаменталисты - агрессивное меньшинство, которое нарушает право большинства смотреть кинопродукт за свои деньги. Ну так разрушители "плитки Паннвица" нарушили даже право бесплатно видеть произведение камнереза.
Но вообще-то православные традиционалисты хотят, чтобы кинофильм, искажающий историческую действительность, не получал прокатного удостоверения и не демонстрировался в кинотеатрах на территории России.
Является ли это покушением нарушить право сограждан на доступ к информации / произведению искусства? Нет, сограждане могут приобрести копию для частного просмотра.
Является ли требование соблюдать историческую достоверность нарушением права режиссера снимать что он хочет? Нет, режиссер может снимать хоть порнофильм - главное, чтобы фантазия сценариста не выдавалась за реальность, а откровенная липа не получала государственного финансирования. У американцев даже заставочка есть про случайность совпадения имен и коллизий.

Общество вообще состоит из отдельных граждан, объединяющихся в меньшинства со своими интересами.
Вот был телесериал "Штрафбат", грубо искажающий историческую реальность и показанный по телевидению большому числу зрителей. Охранители очень возмущались - но смогли ли они инициировать общественную кампанию против демонстрации?
Есть еще кинофильм "28", также грубо искажающий историческую действительность. Охранители в данном случае демонстрацию поддержали, но было другое меньшинство, которое активно выступало против и которое лично ответственный за создание фильма министр со свойственной ему культурой назвал "кончеными мразями". Но ни в одном, ни в другом случае даже близко не доходило до акций протеста - не было такого меньшинства, которому ситуация была бы достаточно небезразлична, чтобы скандалить и выходить на демонстрации.
Теперь здесь такое меньшинство есть, и оно скандалит, это дает результаты, и у культурного министра опять недержание чаши.
А охранители завидуют: сами они такую волну поднять не смогли

Дело вообще не в личных взглядах Учителя на русскую историю (вполне банальных для интеллигента его поколения) или его достоинствах как режиссера (чуть повыше уровнем, чем прочая масса) - я не верю в принципе, что в ближайшие 10-15 лет у нас появится хорошее историческое кино. Советский кинематограф умер вместе с СССР, а воспитанные в системе режиссеры слишком привыкли халтурить.
Дело в принципах финансирования исторического кино: на каких условиях выделяются средства, кто осуществляет контроль их расхода, как обеспечивается выполнение режиссером, сценаристом и директором картины требований исторических консультантов. Кто не хочет этого хомута на шею - добро пожаловать на рынок искать вольного продюсера.

Конечно, возникает законный вопрос, почему бюджетными средствами управляют клоуны и попильщики. Господа хорошие, тут два варианта.
а. У нас постсовок, и право голоса имеет только привилегированная кучка возле трона с корытом - и тогда все прочие молчат в тряпочку и жрут что дали: "Штрафбат", "Матильду", "28", диссертацию Мединского, реновацию, Сколково, парк в Зарядье, сделано-у-нас, армию ботов за казенный счет.
б. У нас-таки гражданское общество, в котором все имеют право на публичное высказывание, государство запрещает только прямой призыв к насилию, а закон разъясняет, что препятствование свободе собраний, срыв массовых мероприятий, вламывание со своим митингом на чужой фестиваль и с краской на художественную выставку, прикольные скачки в храмах и на воинских мемориалах - наказуемое деяние. Не потому, что кто-то оскорбится, а потому что нарушение прав граждан.
И не надо песен про "Христианское Государство" - все прекрасно понимают, откуда берутся такие неуловимые акционисты, энтео и пуссириотки в стране с развитым аппаратом внутренней безопасности. Православные традиционалисты тут вообще не причем.

Единственная, кого в этой истории жаль - Михалина Ольшанска. Она-то шла сниматься в кинофильме про свою соотечественницу - знаменитую балерину начала ХХ века. А угодила в русский внутриполитический скандал с манерным заламыванием рук.
Александр Васильев прокомментировал текст господина Галковского по поводу вестерновСвернуть )

Помимо того, что у автора вообще очень грамотный комментарий к построениям господина Галковского, а в комментах бушуют фоннаты интеллектуального превосходства Дмитрия Евгеньевича.

В чем состоит сюжет фильма "Холодное лето пятьдесят третьего"?
В некий заброшенный поселок приезжает банда беспредельщиков. Власть растеряна и ничего не может предпринять, представитель правопорядка погибает в схватке с преступниками. В дело вступает главный герой, который превращается из опустившегося человека в жесткого и беспощадного бойца. Его товарищ погибает, погибает девушка, но дело сделано: герой встал во весь рост, совершил подвиг и уходит в неизвестность.
Это классическая тема вестерна. Герой ведь вовсе не обязан получить главный приз - руку красавицы, сундук с золотом и всеобщее признание. Наоборот, ганфайтеру нет места в нормальной жизни, он своим присутствием напоминает людям об их собственном малодушии, об их уязвимости, о ничтожности границы между мирной жизнью и кровавой кашей. Герой исчерпал свою задачу и должен уйти. Так заканчивается классический "Шейн".

Должно ли добро одержать победу над злом?
Вот у нас Клинт Иствуд. Бывший бандит (не просто бандит - жестокий детоубийца), оказавшись в сложном положении, без особых терзаний берется за старое и за деньги убивает двух явно не заслуживших смерти людей и похожего на постаревшего Уэйна шерифа. А потом уезжает, на вырученные деньги открывает дело и считает себя нравственным человеком. Так заканчивается "Непрощенный".

Потому что правда искусства не должна вступать в кардинальное противоречие с правдой жизни. А вот у господина Галковского представления об искусстве остались где-то на уровне советского учебника по литературе.

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars