Category: криминал

Добродушно

И я себе тоже правила придумал

Часть предварительная.
1. Интернет - публичное место. Оскорбления и брань в публичном месте неприемлемы.
2. Не надо придумывать теорию о том, что в интернете можно все. Иначе взрослые дяди живо объяснят разницу между виртуальным трепом и реальным обыском на квартире. И доказательной базой сочтут то, что сочтут они, а не "продвинутые юзеры".
3. Стандарт общения устанавливается ДВУМЯ сторонами, и сниженные требования приемлемы только при взаимном согласии.
4. Поскольку ЖЖ считается частной страничкой, и содержание разговоров в нем - частным делом, надо убирать под замок сообщения с оскорбительными высказываниями (и никто не имеет права лезть туда с претензиями), а нецензурщину убирать под кат с предупреждением. На содержание комментов ограничение не распространяется.
5. Спамить оскорбления под разовыми никами - свинство. Этим оппонента загоняют в угол и заставляют занять непримиримую позицию. Но тут ничего не запретишь. 
Часть резолютивная. 
1.  Я человек спокойный и терпеливый, но меня тоже можно рассердить
2. Сам я знаю много разных слов, но настоятельно прошу здесь нецензурную брань не использовать.
3. При высказывании здесь оскорблений в адрес присутствующих или отсутствующих буду банить. 

Добродушно

(no subject)

Жалуются тут на непонимание текущего момента бескомпромиссным донецким патриотом Бабицким.

Так вот, в России журналист Бабицкий известен как классический предатель - он занимался информационным обеспечением чеченских сепаратистов, был захвачен правоохранителями и затем выпущен без последствий.
Не бодался с властями из-за неправильного подсчета голосов. Не поднимал с "Мемориалом" материалы о репрессиях. Даже не был элементарным шпионом, передающим государственные тайны CIA или еще какой SIS.

Андрей Бабицкий помогал ичкерийцам, которые в начале 1990-х грабили, насиловали, мучили и убивали русских людей, были известны далеко за пределами Чечни разнузданным бандитизмом, торговали рабами и заложниками, взрывали жилые дома со спящими людьми, зверски обращались с пленными солдатами.
Когда он попался, главным вопросом было: "Ну что ж вы эту гниду не пристрелили-то по-тихому?" И я не помню, чтобы господин Бабицкий публично отрекся от своей позиции рубежа 1990-х / 2000-х и пересмотрел свои взгляды на помощь врагу.

Поэтому в его переобувание в 2014 г. и превращение из общечеловека в патриота и защитника русских Донецка и Луганска совершенно не верится. Просто сейчас у него другой наниматель. И этому нанимателю совершенно безразличны страдания русских людей
Добродушно

(no subject)

Многие проблемы внешней политики РФ находят объяснение, если принять за основу, что в ее основу положена культура криминального наезда.

Это объясняет практически все. И ярко выраженный коммерческий подход (бабло - главная цель), и готовность договариваться с кем угодно на любой почве (все же пацаны, по понятиям разойдемся), и воинственную риторику (что за наезд без оскорблений и угроз), и демонстративный милитаризм (военный парад или маневры - как финкой поиграть или быка с нунчаками предъявить), и готовность соскочить с темы при малейшем отпоре (лохов много, на всех хватит).

Отсюда и результаты.
Добродушно

(no subject)

Некий офицер и член Общественной палаты посоветовал женщинам не сопротивляться при изнасиловании, потому что отвертка в бок - это перебор.
Тут сразу много чего можно сказать. Если отшелушить грубости, то примерно следующее.

1. Разумеется, мужчина в среднем сильнее, чем женщина. Мужчина насильник - еще и уверен, что может положиться на свою силу, а гормоны его подталкивают.
Чтобы гарантированно его остановить - надо причинить тяжкое телесное повреждение, потенциально опасное для жизни. "Отвертка в бок" - вполне адекватное поставленной цели средство.
Здесь нет ничего общего с известной историей Мирзаева. От подготовленного бойца-рукопашника правомерно требовать дозированного применения силы. От подвергшейся нападению женщины - нет.
Если офицер этого не понимает - он идиот, который позорит своей персоной надетые на него погоны.

2. Действующее определение Верховного Суда не требует от обороняющегося точно и адекватно оценивать степень угрозы для своей жизни. Достаточно того, что противник превосходит силой, агрессивен и обозначил свои намерения.
Да, правоприменительная практика бывает разная, и гарантий нет. И при нападении насильника тоже гарантий нет: жертва может "просто" перенести унижение от насильственного полового акта (это тяжелейшая психологическая травма), а может получить увечья, быть заражена ВИЧ (то есть убита с отсрочкой), или убита на месте.
"Отвертка в бок" - гарантия, что замысел насильника не будет доведен до конца.

3. И самое главное.
Вот у нас есть проблема: неадекватная правоприменительная практика, которая лишает женщину возможности защититься при нападении.
Как должен отнестись к этой ситуации общественный деятель, представляющий офицерский корпус (этот господин председательствует в некоем "Союзе офицеров") и входящий в совещательный орган при главе государства?
Очевидно - ставить вопрос о совершенствовании нормативной базы и правильной ориентации правоохранителей и судей в данной проблеме. Но товарищ офицер предлагает расслабиться и думать о воспитании детей.
Ни гражданской позиции, ни мужской ответственности, ни офицерской чести.