Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Добродушно

ПУТЕВОДИТЕЛЬ

Тэги проставлены, а забивать ссылки в пост мне лень :-)

Добродушно

(no subject)

Когда-то давным-давно в детстве я читал книжку Эдуарда Успенского о путешествии по реке. Не задело совершенно.
Также меня не задели "Денискины рассказы" Драгунского.

Носов шел на ура - и "Незнайка", и "Витя Малеев".
Цикл Волкова про подземных королей и прочего Страшилу - тоже (а про Баума я тогда и не слыхал).
Карлсон тоже был замечательный.
Кассиль с Катаевым были интересны - но это и чтение не совсем детское, скорее автобиографическая проза.
Очень впечатлила "Повесть о дружбе и недружбе", хотя фамилия авторов мне тогда ничего не сказала - и славно, что не сказала.
А закончилось мое детское чтение "Хранителями" Толкина - и это было уже на границе детства.

К тому времени я читал Гомера и Плутарха, и советская детская литература в целом осталась в прошлом.

Не было в моем детстве великих детских писателей Успенского и Драгунского.
Не советский я человек, видимо


Upd
Успенский здорового человека
Успенский здорового человека l_v_uspenskij_slovo_o_slovakh
Добродушно

(no subject)

Тут министра культуры склоняют за неправильные взгляды и эпатажные высказывания.

1. Хорошего министра при нынешнем правлении быть не может. Это данность постсоветской "многонациональной" Российской Федерации.

2. Соединение театра с кинопроизводством, музеев, библиотек и прочих изб-читален в единое ведомство - отрыжка советского строя.
Как минимум музеи и библиотеки из ведения минкульта изымать надо, это сфера науки.

3. Опера и балет - развлекательные жанры.
Официальное их почитание связано в основном с тем, что в 19 веке они занимали значительное место в досуге культурной публики.
Ну и стремление советской номенклатуры хоть как-то зацепиться за отблеск дореволюционной русской культуры, как же без этого.

А более - ничего.
Добродушно

(no subject)

прилепин о захарове

Через 50 лет?

В.В. Маяковского будут помнить специалисты по русской поэзии Серебряного века.
Аркадий Гайдар и А.М. Горький останутся в памяти как политизированные фигуры, читать их опять-таки будут только специалисты.
А.Н. Толстого будут помнить как автора литературной основы "Хождения по мукам", "Буратино" и "Аэлиты".

А массового чтения не будет - разве что опять в школьную программу впихнут.
Добродушно

(no subject)

Тут спор идет по поводу исправленно-сокращенно-улучшенного издания некоего англоязычногго романа.
И высказывется мысль о традициях отечественного перевода, который адаптирует, подправляет, создает условия для правильного восприятия.

Так вот: не надо ничего улучшать. Как автор написал - так и надо переводить. Со всеми ляпами и несуразностями. Пусть сам расхлебывает последствия своего плохого стиля и эрудиции
Добродушно

(no subject)

Правду жизни о суровых мужчинах в суровых обстоятельствах и истинную цену человеку советский подросток должен был узнавать не из соцреализма, а из Джека Лондона.
Помимо всего прочего там были произведения северного цикла, а в них - Север, воля-надежда-страна-без-границ-снег-без-грязи-как-долгая-жизнь-без-вранья (зачеркнуто) воля-стоячий (зачеркнуто), воля, голод и золото, любовь и ненависть, волки и пули, дикие индейцы и белый человек.

Не только северный цикл, разумеется - но сейчас интересен именно он и еще ряд произведений.

Ну и там было оружие, которое легко пускали в ход против дикарей и периодически - против белых. Читал я все это в том возрасте, когда только и надо читать такую литературу - между 10 и 15 годами, в начале 1980-х. Тогда у меня отложился в памяти "кольт 43-го калибра".
Почему именно он - трудно сказать: к 14-томнику таблицы перевода американских калибров не прилагалось, в Советском энциклопедическом словаре предлагались величины в миллиметрах без привязки к американским значениям - в общем, все как обычно с советскими переводами и комментированием незнакомых переводчикам иностранных реалий.
Потом посмотрел - нет, конечно, калибр там 44-й.

Но прошло годы, информация стала куда более доступной, появились ответы, а при проглядывании текста - новые вопросы.

Например - что это за автоматический кольт 44-го калибра?
Понятно, что речь шла про пистолеты Браунинга, но не мог же американский писатель не заглянуть хотя бы в рекламные буклеты и узнать калибр патронов? Вряд ли переводчик порол отсебятину уж в этом-то вопросе.

Или вот - понятно, что 43-й калибр у меня отложился в памяти ошибочно, и в основном у него персонажи ходят по Северу с "Кольтом" .44 - хотя не очень понятно, что подразумевается. когда героиня "Рожденной в ночи" "направила на него револьвер, маленький кольт-44, сказала: «Вот мой ответ», — и ушла". Допустим, какой-то сильно укороченный револьвер, мало ли.

Но вот в рассказе "На Сороковой миле" два золотоискателя собираются стреляться и между ними происходит диалог:
"– У тебя все тот же 38–55?
Лон утвердительно кивнул головой.
– Ты бы лучше достал себе более подходящий калибр. Мой револьвер понаделает в тебе дыр величиной с орех.
– Не беспокойся! Хотя у моих пуль рыльце мягкое, но бьют они навылет и выходят с другой стороны сплющенными в лепешку".
И тут внутри гуманитарного разума возникает некоторое недоумение. Число "55" должно обозначать вес заряда в гранах - и патрон получится никак не револьверный и уж совсем не слабый. Винтовочный это был патрон, от 1340 до 1948 Джоулей, как сообщает интернет со ссылкой на американский справочник 1918 года. Такая дульная энергия - у АКМ.

В общем, не надо читать Джека Лондона со справочником.
Добродушно

(no subject)

Любой спор по поводу И.А. Ефремова - это спор не о литературных достоинствах его произведений (так себе достоинства), а о том, хороша ли его утопия.

Есть люди, которым нравится мир упразднивших семью постапокалиптических сверхчеловеков с пылающими чашами.
Говорить им про неестественность этой утопии - все равно, что в присутствии адептов Айн Рэнд критиковать неограниченный капитализм.

Как мы знаем, у И.А. Ефремова люди, не сумевшие "преодолеть слепой материнский инстинкт" и не пожелавшие сдать ребенка в интернат, ссылаются в особую резервацию - видимо, чтобы не мешали своим неприличным видом правильной эстетике.

Дальше события развиваются следующим образом.

Интернатских воспитывают правильно: танцы с пылающими чашами, тренинг по остановке сердца и прочая йога, созерцание прекрасного и т.п. Они естественным образом впитывают правильность образа жизни: общепит, кубатура с выдвижной кроватью, выбор работы по рекомендации старших товарищей.

Семейных, очевидно, воспитывают в семье в резервации. Совместный досуг, забота в быту, личная привязанность, накопление некоторой собственности в обиходе - все то, что сопровождает жизнь в семье.

Внимание, правильный вопрос: куда этих неправильно воспитанных девать?
Оставлять в резервации? Тогда там будет складываться естественное общество, возникнет социальная автономия, появятся связи с Большой Землей, начнется взаимовлияние.
В Большую Зону? Так там кубатура, общепит, временные союзы для обязательного деторождения, определяемые интернатским воспитанием нормы поведения.

Социолог У. Ле Гуин о таких вещах задумывалась - и коммунистическое общество у нее получилось не слишком веселым. А ведь она была и левая, и феминистка.

Палеонтолог И.А. Ефремов - не задумывался. Но все равно картинка безрадостная.
Добродушно

(no subject)

Вот так откроешь красиво и недешево изданный "Эксмо" перевод хорошей книги - и понимаешь, что переводчик и научный редактор не знают терминологии и не понимают смысла слов, которые они употребляют.
А ведь это серия была. И еще понятно, что никто в ближайшие десятилетия этих книг переиздавать не будет - все, кому интересно, их уже купили.

Добродушно

(no subject)

граждане-меломаны рассказывают, как они когда-то впервые услышали Галича и разочаровались.

Надобно тут заметить следующее.

1. Галич был не вокалист и не музыкант. Пел он не очень - во всяком случае, мне в молодости на фоне Высоцкого не понравилось.
Он был поэт - как минимум, это никто под сомнение поставить не осмелится.

2. Галич был из военного поколения и писал про "маленьких людей" своего времени. Упрекать его в оторванности от людских нужд и равнодушии к простым людям - это надо текстов его не знать вообще.

3. Странное дело: Галича никто не слушал - а на цитаты он разошелся.

4. Галич крестился. Это было невыгодно для еврея Гинзбурга ни с позиции советского обывателя, ни с точки зрения эмиграции. Это был сознательный акт русификации.

А если заранее не очаровываться - и разочаровываться не придется. Мне не пришлось.
Добродушно

(no subject)

Восхитительно в истории с модным либеральным критиком и российскими фантастами вот что.
Да, от обложек с попаданцами - спасителями Российской империи методами Берия и ускорителями технического прогресса в 18 веке хочется плеваться. Когда ветераны Чечни финкой и гранатометом останавливают Гудериана - тоже как-то не очень. Хотя американская фантастика тоже начиналась не с Хайнлайна.
Современная русская фантастика - литература коммерческая, для массового потребителя. Она идет за вкусами публики, отражает настроения массы читателей. Во всяком случае - в той мере, в которой издатели эти вкусы и настроения понимают.
И тот же Лукьяненко с его неприкаянными героями, рушащимся вокруг миром и тоской по империи - плоть от плоти массовых настроений постсоветской интеллигенции 1990-х гг.
Очень далеких от уютных кабинетов, в которых под кофе и коньяк делили гранты, литературные премии и недвижимость и поддерживали Егора Тимуровича Гайдара потомственные члены Союза писателей.
Пока они делили - появилась новая массовая русская литература самого разного качества. Без их участия, без их комиссарского ока, без их методического руководства.
Вот это-то и нестерпимо.

А реакция... Ну вот если Киселева или Доренко назначить на "Эхо Москвы" рецензировать тексты - какая будет реакция? "Рептилоиды среди нас".
Авторитет носителя взглядов "Крым-не-наш" и "ватников-без-содрогания-читать-нельзя" за пределами либерально-западнической тусовки стремится к нулю вне зависимости от его личной порядочности и доброжелательности к унтерменшам.
Это культурный враг, который пришел убивать.