Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Добродушно

ПУТЕВОДИТЕЛЬ

Тэги проставлены, а забивать ссылки в пост мне лень :-)

Добродушно

И я себе тоже правила придумал

Часть предварительная.
1. Интернет - публичное место. Оскорбления и брань в публичном месте неприемлемы.
2. Не надо придумывать теорию о том, что в интернете можно все. Иначе взрослые дяди живо объяснят разницу между виртуальным трепом и реальным обыском на квартире. И доказательной базой сочтут то, что сочтут они, а не "продвинутые юзеры".
3. Стандарт общения устанавливается ДВУМЯ сторонами, и сниженные требования приемлемы только при взаимном согласии.
4. Поскольку ЖЖ считается частной страничкой, и содержание разговоров в нем - частным делом, надо убирать под замок сообщения с оскорбительными высказываниями (и никто не имеет права лезть туда с претензиями), а нецензурщину убирать под кат с предупреждением. На содержание комментов ограничение не распространяется.
5. Спамить оскорбления под разовыми никами - свинство. Этим оппонента загоняют в угол и заставляют занять непримиримую позицию. Но тут ничего не запретишь. 
Часть резолютивная. 
1.  Я человек спокойный и терпеливый, но меня тоже можно рассердить
2. Сам я знаю много разных слов, но настоятельно прошу здесь нецензурную брань не использовать.
3. При высказывании здесь оскорблений в адрес присутствующих или отсутствующих буду банить. 

Добродушно

(no subject)

Добродушно

(no subject)

"Каллистов закончил свое выступление рассуждениями о пользе критики и самокритики и выражением уверенности в том, что «С.Я. с должной серьезностью отнесется к допущенным им ошибкам». После того как Иосиф Амусин, присутствовавший на заседании, выступил в прениях против обоих докладчиков, упрекнув их в «жонглировании цитатами» и отказе от объяснения приведенных в книге фактов, Каллистов в перерыве между выступлениями выругал его за недогадливость и бестактность. «Вы — ж... с ручкой! — сказал он на своем джентльменском беломорканальском языке. — Я же нарочно говорил только об отдельных ошибках. Вы, что же, хотите, чтобы ему еще "школку" приписали?!»"

Вот что значит разница в темпераменте и жизненных интересах. Сидели они оба: Д.П. Каллистов в 1928-1934 гг., а И.Д. Амусин - в 1937-1938 гг.
Но при этом серьезный ученый Амусин чисто политическую проработку принял за уродливую, но научную дискуссию, а усвоивший советские правила циник Каллистов постарался ограничить масштаб неизбежного ущерба.
Понятно, что в этой обстановке говорить по существу о научных достоинствах и недостатках монографии С.Я. Лурье про Геродота не приходилось.

Атмосфера научного поиска и творческого подъема.
Добродушно

(no subject)

Странным образом снова всплыла тема про Л.Н. Гумилева.

Лев Николаевич Гумилев был одаренный человек, который по сугубо советским причинам не смог получить полноценного образования. Пока он садился, воевал, снова сидел - отечественная историческая наука медленно и мучительно восстанавливалась после советского погрома.

Гумилев остался на обочине процесса, но нашел свой путь - он создал формально материалистическую, "естественнонаучную", как было модно во времена засилья "физиков", теорию исторического процесса. Совершенно не марксистскую: в ней не было базиса и надстройки, зато была история, которую двигали поступки людей, которые руководствовались собственными представлениями о правильном и неправильном.

Это, конечно, была не наука - это была актуальная историко-политическая публицистика в общем русле русского национально-культурного возрождения, которое началось после ослабления диктата при Брежневе.

Спасибо, Лев Николаевич
Добродушно

(no subject)

(меланхолично)

В очередной раз замечаю, что люди с негуманитарным образованием воспринимают любую гуманитаристику как расширенный вариант знакомого им сугубо ознакомительного курса, выросшего из "Истории КПСС", "Научного коммунизма", "Марксистско-ленинской философии" и "Политэкономии".

Любой гуманитарий прекрасно понимал, что имеет дело не с отраслью знаний, а с более-менее публицистическим изложением религиозно-политической доктрины, в верности которой заставляли присягать под страхом отлучения от профессии.

А вот технари, похоже, искренне были убеждены, что ссылки на цитаты марксистско-ленинских авторитетов разной степени авторитетности и подгонка чего угодно под заданный результат - и есть методология гуманитарного знания.

Для такого мнения были свои основания: именно этому советского школьника учили на уроках литературы в школе. На уроке математики он учился строгости рассуждения, на уроке русского / иностранного языка - осваивал разные способы выражения мысли и оттенки понимания сказанного, на уроке физики или химии - ставил естественнонаучный опыт. А на уроке литературы - учился подгонять решение под ответ.

И вот человек с таким культурным багажом садится решать за дураков-историков задачу, которую они решают не одно десятилетие - собирают материалы, переосмысляют ранее накопленный материал, ищут новые методологические подходы, проверяют различные идеально-логические модели.
А он - с "научным методом", как он этот метод понимает по опыту взятия интегралов и доказывания теорем. А когда ему говорят, что так не пойдет, и построения надо доказывать - раздражается: тупые гуманитарии не хотят в научный метод.

Навеяно чтением модного у технарей доктора исторических наук с мехматом вместо исторического факультета в анамнезе
Добродушно

(no subject)

Замечательный образчик, я считаю.

Все в одном флаконе:
- и типичное технарское невежество ("методы - для точных наук", а историки пусть обывательской логикой обходятся);
- и совковая политизация (историческая наука обслуживала интересы "клана Романовых", а потом выполняла указания ЦК, кому не нравится - уезжал, и так будет всегда);
- и призыв к антиинтеллектуализму ("с историзмом и объективизмом пора завязывать").

И главное - замечательный развязный тон, столь характерный для отечественных охранителей.

Вообще профайл выглядит как история болезни:
папа — инженер-физик, профессор, член Российской академии наук;
после окончания консерватории — концертные площадки и оркестры самых разных стран; тернистый путь журналиста начала на радио, продолжила на телевидении (RTL, ОРТ), а затем переключилась на печатные СМИ (корреспондент, редактор, колумнист, шеф-редактор);
доктор философии по немецкой версии;
вывела на чистую воду В.О. Ключевского
.
Добродушно

(no subject)

феномен

Настоящий феномен состоит в другом.

Историк - это тот, кто работает с источниками. Изучает, сравнивает, обобщает, делает выводы, обобщает выводы, создает концепцию.
Публикует свои выводы в научной печати и открыто обсуждает существо дела. Не воспринимая претензии в качеству работы как личные выпады. Не обращая внимания на регалии человека, критикующего его построения. Отвечая по существу дела.
Публикует статьи по частным проблемам, обобщает материал в монографиях, распространяет работу вширь или вглубь. Создает исследовательские "кирпичи", без знания которых невозможно новое обращение к проболематике. Так возникает научный авторитет, так появляется репутация.
"Имею текст - готов ловить табуретки". Именно этому учат студентов на исторических факультетах.

Но если историк с регалиями не выдает научную продукцию, а пересказывает своими словами текст, который сам по себе - не источник, а предмет изучения историографа? Какова будет ценность его сочинений? Будут ли его выводы вообще как-то учитываться в исследовании, кроме упоминания через запятую в разделе "История изучения проблемы"?
И кому теперь дело до объективных обстоятельств, по которым доктора наук советской выделки не занимались военно-исторической проблематикой по времена Епишева и Волкогонова?

"Молодые историки" между прочим как раз и появились в обстановке историографической пустыни, когда нет не только исследований - вообще не опубликованы источники. И то обстоятельство, что многие из них пришли из не связанной с общественными науками среды (у советских естественников к ним вообще сложилось понятное предубеждение), что они осваивали методологию исторического исследования вне аудиторий истфаков - никак не их вина.


Или вот ситуация: у историка научного авторитета нет (где список научных статей?), пишет он очевидную любому мало-мальски знакомому с вопросом человеку ахинею, в ответ на констатацию несерьезности этих писаний - разражается непристойной бранью, а подвалившие поклонники с сектантскими повадками начинают искать политическую подоплеку и попытку врагов подорвать авторитет своего кумира.
Да о каком авторитете вообще может идти речь?
  • Current Music
    Как за Танаис-рекой
  • Tags
Добродушно

(no subject)

Переводчику Поппера полезно было бы вбить интеллектуальную вертикаль в надмозги за перевод to falsify как "фальсифицировать", а falsifiability - как "фальсифицируемость".
В русском языке у глагола "фальсифицировать" есть следующие значения :
- подделывать (документ и т.п.);
- ухудшать качество (напр. товара) при сохранении внешнего вида;
- подменять что-то подлинное ложным.
Значения "опровернуть утверждение, сделать тезис ложным" в русском языке нет.
Научную теорию нельзя подделать и выдать за настоящую, ее нельзя ухудшить при сохранении внешнего вида. Это бессмыслица.
Не "фальсифицировать", а "опровергать". Не "фальсифицируемая теория", а "принципиально опровержимая теория".
Не пользуйтесь ложными друзьями переводчика.

Ваш К.О.
Добродушно

Национальная библиотека

В принципе нам нужна общенациональная библиотека.
Не "национальная библиотека" по названию – таковой является РНБ, хотя функций национальной выполнять не в состоянии (само нынешнее название бывшей Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина – следствие ловкости рук ее бывшего директора, который в 1992 г. подсунул Ельцину нужную бумажку на подпись).
Речь идет о национальной библиотеке, которая охватывает всю совокупность находящихся на библиотечном хранении в России изданий. Такая постановка вопроса была невозможна еще 20 лет назад, но вполне правомерна сейчас.

Итак, как нам создать национальную библиотеку? На самом деле это не так сложно.

1-й этап.
Все фонды Российской государственной библиотеки включаются в электронный каталог (собственно, эта работа ведется, хотя и совершенно недостаточными силами и с плохой организацией).
В электронную библиографическую запись включается машиночитаемый индекс ББК (по используемым сейчас в РГБ Полным таблицам). Сейчас индекс присутствует в нечитаемом виде и не может служить вообще никакой цели, кроме поиска очно таких же записей.

2-й этап.
На основе машиночитаемого индекса ББК строится электронный систематический каталог. Словесные формулировки предметных рубрик адаптируются к современному состоянию науки, политически заостренные формулировки (писалось это все в 1960-х гг.) заменяются идеологически нейтральными, недостающие разделы дорабатываются на основе Средних таблиц ББК.
К Систематическому каталогу разрабатывается новый интерфейс.

3-й этап.
Отраслевые, ВУЗовские, областные и массовые библиотеки подключаются к каталогу РГБ и дают в него данные о наличии в их фондах изданий, содержащихся в этом каталоге.
С изданий, которым не находится соответствия в каталоге, снимаются электронные копии в .pdf-формате, которые отсылаются в РГБ для каталогизации и включения в сводный каталог.

4-й этап.
В дальнейшем каталогизация ведется в РГБ как единственной национальной библиотеке, эксплуатация Массовых и Средних таблиц ББК прекращается, ведется только редактирование и адаптация Полных таблиц.
Ведение каталогов помимо Сводного каталога, основанных на иных принципах систематизации и предметизации, остается на усмотрение руководства конкретных библиотек в пределах их бюджетов.

На выходе мы имеем общенациональный Объединенный Фонд изданий и общенациональный Сводный каталог, охватывающий все библиотечные фонды России и позволяющий вести в нем систематический и предметный поиск. Вопрос о доступе к конкретным изданиям решается за счет межбиблиотечного абонемента и организации доступа к Объединенному фонду в помещении библиотек.

Разумеется, возникают вопросы.

1. Почему на основе РГБ? Чем плохи РНБ, Библиотека Академии Наук, электронная Президентская библиотека, ГПНТБ?
Ответ: РГБ – единственная библиотека, соответствующая определению национальной. РНБ не является национальным методическим центром, ее предметный каталог – вещь в себе на основе архаичного рубрикатора. Президентская библиотека – вообще виртуальная структура с небольшими фондами, статус национальной ей присвоили для возможности электронного копирования литературы.
Главное же, РГБ – обладатель крупнейшего фонда и держатель обязательного экземпляра. Собственно, каталог РГБ уже покрывает 100% фондов значительной части библиотек России.

2. Зачем этот ваш древний ББК во времена полнотекстового поиска и контекстных полей?
Ответ: новыми являются только технические средства, создающие новые возможности. Реальный поиск в каталоге возможен только при контролируемом наполнении предметных рубрик, их соподчиненном расположении в соответствии со структурой научного знания, использовании алфавитно-предметных указателей.
Во всяком случае, читатели - отраслевые специалисты при ознакомлении со схемой по своей отрасли знания мгновенно схватывали ее суть и вполне уверенно ориентировались в дереве каталога. А что еще нужно?

3. Почему именно ББК, а не общемировой УДК, классификатор Библиотеки Конгресса США и т.п.?
Ответ: прежде всего, ББК – отличная схема, разработанная в 1960-х гг. учеными на основе изучения уже существующих каталогов и структуры реальных читательских запросов.
Но главное – на ее основе уже полвека работает библиотечная система страны; исключения составляют несколько отраслевых библиотек, фонды которых в значительной степени пересекаются с фондами РГБ. На этой системе обучены десятки тысяч библиотекарей. Зачем для национальной системы что-то другое?

Ну и, конечно, необходимое условие: установить виновников сложившегося на сегодняшний день положения. Без Счетной палаты и прокурора тут никак.